Я знаю, что ничего не знаю

Вот хорошая цитата, которая это описывает:

Один из неисследованных законов оптики гласит, что обычно первые снимки выходят изумительно, но затем дело идет все хуже и хуже. Чем ты становишься опытней и твоя работа профессиональней, тем более хитрые ловушки расставляют тебе наводка на резкость и выдержка, смещение перспективы, фон, блеск очков и прочие оптические явления

«Человек и фотоаппарат», Карел Чапек

Казалось бы, в фотографии можно освоить какие-то технические навыки раз и навсегда. Но чем больше знаешь, тем сложнее все кажется. Вероятно потому что меняешь «автомат» на ручное управление, осваиваешь новые приемы вместо проверенных, приходишь снимать в места со сложным освещением (раньше бы туда просто не сунулся). Меняешь объективы, камеры. Путешествуешь от пленки к цифре. От darkroom в Lightroom. И бывает, охватывает буквально отчаяние: раньше ты снимал гораздо лучше! И проще все было. Залезаешь в архив — нет, неправда. Снимки нечеткие, шумные. Не снимал ты лучше, просто так запомнилось почему-то. Как в детстве трава зеленее и солнце ярче.

Поэтому фотография — любовь на всю жизнь. Она постоянно меняется и открывается заново. Перед ней всегда немного робеешь. Но не можешь отвести глаза.

Share

Агата Кристи, Автобиография

1957 Foto: UPI
1957 Foto: UPI

«В то время была мода: чтобы все выглядело как можно менее похожим на себя самое. К примеру, фотограф клал на стол шесть столовых ложек, затем взбирался на стремянку, свешивался с нее вниз головой и таким образом добивался необычного ракурса или получал изображение не в фокусе. Существовала также тенденция помещать изображение не в центре снимка, а где-нибудь в углу или так, чтобы часть объекта уходила за пределы фотографии, даже на портрете могла присутствовать лишь часть лица. Все это были новомодные веяния»

Агата Кристи, «Автобиография»

Credit: Collection John Mallowan, Londres
Credit: Collection John Mallowan, Londres

Я этого не знала, но фотография в какой-то период была неотъемлемой частью жизни Агаты Кристи. Она даже училась на курсах, и уже далеко не в юности. Правда это было необходимо, большей частью, для съемки археологических находок. Для документирования. Но всемирно известная писательница детективов отлично знала, что такое «темная комната» и испытывала много сложностей от того, что в момент проявки и печати фотографий с пленки вокруг оказывалось слишком много пыли.

Признаюсь честно. Про Агату Кристи я не знала ни-че-го. Кроме ее книг. И не знаю почему превосходно написанная «Автобиография», которая читается на одном вздохе, прошла мимо меня раньше. Это не только захватывающая история жизни европейской семьи, описание событий до, во время, и после двух мировых войн. Но это также биография творческого человека. Со взлетами, падениями, сложностями и радостями. С точными наблюдениями, интересными замечаниями. Очень живая книга. Как будто письмо, полученное вчера от хорошего друга. Далекое становится близким. А близкое — то, что сам, может быть переживал или похожее, — вообще родным.

Baghdad, 1950s. Image Credit: © The Christie Archive Trust
Baghdad, 1950s. Image Credit: © The Christie Archive Trust

«Жажда творчества может проявиться в любой сфере: будь то вышивание, приготовление изысканных блюд, живопись, рисунок, скульптура, сочинение музыки или стремление писать рассказы и романы. Другое дело, что в каком-то из этих искусств вы оказываетесь сильнее. Я признаю, что вышивание викторианских подушечек не надо сравнивать с гобеленами Байе, но огонь творчества может гореть везде… Хотя, конечно, вы сочтете, что между кусочком парчи с вышитыми на нем двумя лютиками и бабочкой и настоящим гобеленом нет ничего общего, уверяю вас, внутреннее удовлетворение их создателей ничуть не отличается одно от другого»

Очень рекомендую. В продаже этой книги сейчас, по-моему, нет. Я читала на Bookmate.

Share